Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час.

Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час.

— Боже мой, на что я потратила весь этот день?

Бесконечная череда телефонных звонков, отчетов, которые надо составить, и пакетов, которые надо доставить менеджерам по продажам, превратили ее день в одно большое расплывшееся пятно. Она даже забыла пообедать.

— Привет, Кай, — Мик заглянула в ее комнатку и, моргнув от удивления, расплылась в одобрительной улыбке. — Ого. Отличный костюм. Великолепно выглядишь.

— Спасибо.

Кайли смущенно пригладила темно-зеленую ткань рукава, ей всегда нравилось, когда Мик делала ей подобные комплименты.

— Ну что? Конец рабочего дня. Нам пора собираться.

— Сегодня? — Кайли вертела пальцами перламутровую пуговицу на рукаве своего Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. пиджака.

— Алё, сегодня вторник. Игра. Ты же придешь, правда?

— Черт, — Кайли уронила голову на сложенные руки. — Я забыла.

— Что? — Мик явно расстроилась, и это было видно по ее лицу. — Как ты могла забыть? Мы играем по вторникам. Каждый вторник.

— Я сегодня не смогу, прости.

— Ты обязательно должна прийти, Кай. Ты талисман на удачу.

Кайли замахала на нее руками.

— Ой, перестань. Просто ты хорошо играешь.

— Почему ты не можешь сегодня? — Мик стояла, уперев руки в бока, явно давая понять, что просто так от нее не отстанет. — Что у тебя может быть более важное, чем мой матч по софтболу?

Как по сценарию Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час., в этот момент в кабинет вошла Гретхен. Ее сумочка висела на плече, в одной руке она держала портфель, а в другой — ключи от ее кабинета, которыми она весело позвякивала.

— Простите, — вежливо сказала она, — Не хотела вам мешать, — и задержав взгляд на Кайли, Гретхен сказала уже гораздо более теплым голосом. — Я заберу тебя в половину седьмого, идет?

— Идет.

Гретхен одарила Мик удовлетворенной улыбкой.

— Приятного вам вечера.

После того как она выпорхнула в коридор. Мик и Кайли некоторое время провели в абсолютной тишине. Губы Мик оказались сжаты в тонкую линию. Наконец, Кайли подняла глаза и встретила ее обвиняющий взгляд Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час..

— Что? — спросила она. — Почему ты на меня так смотришь? Она пригласила меня на ужин в качестве благодарности за мою работу.

— Ага.

— Что, черт возьми, это должно значить?

— Ничего, Кай, — Мик с усилием выдохнула. — Мне надо подготовиться к игре. Приятно вам поужинать.

— Спасибо, — сказала Кайли удаляющейся спине Мик. — Удачи в сегодняшней игре. Отбей навылет.

Плюхнувшись в свое кресло, она сидела, нахмурившись некоторое время, а потом снова взяла себя в руки. Она ждала этого весь день и не хотела, чтобы недоразумения в отношениях Мик и Гретхен испортили ей вечер. Закрыв открытые в компьютере приложения и выключив его, Кайли стала прибираться на Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. столе. Она ненавидела приходить и с утра разбирать вчерашний хаос. Поторапливая себя в предвкушении вечера, она достала свою сумочку из нижнего ящика стола и выловила из нее ключи.

Выключая настольную лампу, она не сдержала довольной улыбки.

«Черт побери, что же мне надеть?»

* * *

В дверь позвонили в шесть двадцать девять. Бросив взгляд на свое отражение в зеркале, она поймала себя на мысли, что у нее сосет под ложечкой.

— Соберись, О'Брайн, — приказала она себе, босиком спускаясь вниз по лестнице. — У тебя нет причин для беспокойства. Это всего лишь деловой ужин с твоей начальницей, а не свидание.



Взявшись за ручку двери, Кайли Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. глубоко вдохнула, в надежде успокоить свои расшатанные нервы. Открыв дверь, перед ней предстала картина, от которой весь воздух из ее легких с шумом вырвался наружу.

На пороге стояла Гретхен, в черных шелковых брюках и красном свитере с коротким рукавом. Сам по себе красный цвет ей безумно шел, но в сочетании с темными волосами и глазами красный цвет выглядел еще более притягательным. Волосы Гретхен были откинуты назад ровно настолько, чтобы непокорные локоны разметались по плечам. Одна выбившаяся прядь свисала вдоль левого виска и выглядела чертовски сексуально. Гретхен улыбалась, сжимая в руках свою маленькую сумочку.

— Ух ты. Гретхен, ты выглядишь Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. фантастически, — комплимент сорвался с языка прежде, чем Кайли смогла спохватиться. Легкий розовый румянец выступил на щеках Гретхен.

— Спасибо. Ты тоже не выглядишь сильно потрепанной, — от ее глубокого, низкого голоса по спине Кайли пробежали мурашки. Она даже на мгновения задумалась, случалось ли с ней нечто подобное раньше.

Сделав шаг назад, она пригласила Гретхен внутрь.

— Проходи.

Когда та вошла в маленькую прихожую, Кайли заметила, что на Гретхен надеты туфли с небольшим каблуком, что почти уравнивало их в росте. Ей понравилось это, потому что теперь она могла смотреть Гретхен прямо в глаза.

— Какой милый дом, — Гретхен прошла в гостиную, обставленную уютной мебелью Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час.. На стенах висело множество фотографий. Одобрение на ее лице заставило Кайли вспыхнуть от гордости.

— У тебя даже камин есть.

Кайли не могла оторвать взгляда от рук Гретхен, гладивших кончиками пальцев кирпичную кладку.

— В чем-то благодаря камину я и выбрала этот дом. Зимой тут просто великолепно.

Гретхен присела в широкое кожаное кресло с подставкой для ног, стоявшее под небольшим углом к камину. Рядом устроился высокий торшер.

— Похоже это идеальное место для чтения.

Кайли улыбнулась:

— Так и есть. Хотя в это время года я обычно придвигаю кресло к открытому окну, но пока не было подходящего момента.

Внимание Гретхен привлекли фотографии на каминной полке Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час..

— Большую часть этих людей я помню по пикнику, — и она указала на несколько фотографий с родственниками Кайли. — А это кто?

— Это Энджи. Моя бывшая.

— Очевидно, вы все еще дружите, — это было сказано с понимающей улыбкой.

— Да, мы дружим, всезнайка. И да, прежде чем ты спросишь, я дружу со всеми моими бывшими.

— И сколько же у тебя бывших? — если Гретхен и считала этот вопрос неуместным, то ничем это не показала. Дразнящие нотки ее голоса, вызвали в Кайли уже знакомую теплоту, разлившуюся по всему телу.

— Так много, что и не сосчитать, — таким же дразнящим тоном ответила Кайли. Она подумала, что Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. надо бы предложить Гретхен бокал вина. То, что обычно она бы предложила женщине, заехавшей за ней, чтобы выйти куда-нибудь вместе.

«Не свидание», — прошептал тихий внутренний голос. — «Тогда почему я чувствую себя как на одном из них?» — хотелось ей спросить.

Встряхнув головой, чтобы избавиться от пререканий с внутренним голосом, она сообщила:

— Я надену туфли, и мы можем идти.

Забежав в спальню, Кайли выбрала туфли без каблуков, которые отлично подходили к ее темно-синим слаксам. Взглянув в зеркало, она последний раз поправила свои волосы, расчесав их пальцами и заправив за уши. На ней была простая, но хорошо сшитая блузка в Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. синюю и белую полоску. Ее сестра Эрин говорила, что она ей очень идет. И особенно потому, что эта блузка хорошо обтягивала и подчеркивала грудь Кайли. Маленькие золотые колечки в ушах и сочетающийся с ними кулон в виде слезы с бриллиантиком довершали картину.

Поддавшись внезапному порыву, Кайли повернула кулон таким образом, чтобы бриллиант был лучше виден, потом расстегнула еще одну пуговицу: так открывался великолепный вид на шею и гладкую кожу в самом начале ложбинки между грудей. Чтобы не передумать и не надеть в последний момент что-нибудь с высоким воротником, Кайли едва ли не бегом покинула спальню.

Гретхен тем временем рассматривала Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. очередные фотографии. Услышав приближение Кайли, она подняла голову. Ее взгляд упал прямо на открытую шею и верхнюю часть груди О'Брайн. Улыбнувшись, она показала ей на фотографию четырнадцатилетнего племянника Джошуа.

— У него твои глаза, — сказала Гретхен.

— Ты так считаешь? — Кайли пересекла комнату и встала рядом с ней, касаясь плеча Гретхен. Она пыталась сосредоточиться только на снимке, не отвлекаясь ни на державшие его руки Гретхен, ни на дурманящий аромат ее духов.

— Не сомневаюсь. Они такие же синие.

Кайли, тронутая этими словами, постаралась улыбнуться не слишком широко, когда ставила фотографию обратно на стол. — Ну что, готова?

— Только после вас Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час., — сказала Гретхен, величественным жестом указывая на дверь.

Сияющий «БМВ» брюнетки стоял на дорожке у дома. Гретхен нажала кнопку на брелке и галантным жестом открыла для Кайли пассажирскую дверь. Помощница с легким вздохом погрузилась в мягкое темно-золотистое сиденье и пристегнула ремень безопасности.

— Ох, я же могу к этому и привыкнуть, — сказала она, поглубже устраиваясь в нежных объятиях кожи.

Гретхен села в машину и завела двигатель: он моментально отозвался тихим урчанием.

— Тебе нравится моя машина?

— Она прекрасна. Я раньше никогда не сидела в «Бумере», — Кайли была из простой семьи и точно знала, что ее отец никогда в жизни не потратил бы Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. на машину столько, сколько стоит такой «БМВ».

— Никогда? — в голосе Гретхен слышалось недоверие.

— Не-а.

Не говоря ни слова, Гретхен вышла из машины и, обойдя ее с другой стороны, открыла пассажирскую дверь. Кайли в смущении наморщила носик.

— Что?

— Ты ее поведешь.

Внезапный прилив адреналина пронзил Кайли.

— Ты серьезно?

— Да, серьезно. Выметайся, ты сидишь на моем месте.

Кайли не нужно было повторять дважды. Она выскочила из машины и, быстро обежав ее, запрыгнула на водительское сиденье. Положив обе руки на руль, помощница жмурилась от удовольствия.

— Она все еще пахнет как новая, — Кайли взглянула на Гретхен. — Она новая? Она, то есть? Новая?

— Она Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. у меня около трех месяцев.

— А у нее есть имя?

— Пока нет. Я еще думаю над этим, — Гретхен кивнула в сторону приборной панели. — Давай. На семь часов у нас заказан столик. Если хочешь немного прокатиться перед ужином, то тебе стоит поторопиться.

Кайли чувствовала себя как ребенок Рождественский утром. Она отрегулировала сиденье, отодвинув его немного назад, пристегнула ремень безопасности и, улыбнувшись своему пассажиру, передвинула рычаг коробки передач на заднюю скорость.

* * *

Они заехали на автостоянку «Меркуцио» в десять минут восьмого. Кайли припарковалась, выключила зажигание и передала ключи Гретхен. В зеркале заднего вида она заметила свое лицо, все еще сиявшее от Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. возбуждения.

— Думаешь, они уже отдали наш столик кому-то? — смущенно улыбаясь, спросила она.

— Будем надеяться, что нет.

— Я не расстроюсь даже если так. Это того стоило.

«Меркуцио» был известным рестораном: он удобно располагался на Юниверсити Авеню, на полпути между домом Кайли и квартирой Гретхен. Это было просторное заведение с высокими потолками: их оживляли раскрашенные ниши, в которых медленно вращались огромные вентиляторы. Большие панорамные окна, от пола до потолка, тянулись строго по одной стороне здания и выходили на просторное прямоугольное патио с большим количеством столиков, где находился еще и бар.

— Где тебе больше нравится, внутри или снаружи? — спросила Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. Гретхен, пока они шли к администратору.

— Сейчас довольно тепло, надо воспользоваться такой возможностью. Ты не против, если мы сядем снаружи?

— Вовсе нет, — ответила Гретхен и, обращаясь к миловидной девушке-администратору, добавила. — Добрый вечер. Столик для двоих на имя Кайзер. Мы немного опоздали. — Она бросила быстрый взгляд на Кайли, и та расплылась в улыбке.

Они последовали за администратором к маленькому столику в углу патио. Лучи заходящего солнца освещали часть этого уголка, и Гретхен жестом предложила Кайли присесть на залитую мягким светом сторону. Увитая диким виноградом изгородь позволяла им чувствовать себя уединенно в этой довольно многолюдной части города. — Могу поспорить, летом ты обгораешь Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. на солнце и становишься красной как вареный рак, не так ли? — сказала она.

— Моя мать всегда добивалась великолепного темно-бронзового оттенка, а вот к отцу загар не прилипал совершенно. Он очень бледный. Если я не пользуюсь кремом с фактором защиты хотя бы 30, то у меня бывают большие неприятности.

— Ты как фарфоровая кукла.

Гретхен вскинула бровь.

— Прости?

— Темные волосы, темные глаза и белоснежная кожа, — объяснила Кайли. — Очень красивая фарфоровая кукла.

Гретхен опустила взгляд и начала мять в руках салфетку. Кайли вдруг поняла, что она, вероятно, переборщила с комплиментами, и эта мысль была ей очень приятна.

Возле них, словно из воздуха Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час., материализовался официант — молодой красивый мужчина с белокурыми волосами, уложенными в «острые шипы», как у аниме-героя. В его ухе сияли три серьги, а на запястье красовалась татуировка в виде японского иероглифа. Улыбка официанта была обворожительна, а глаза сверкнули, когда он приветствовал гостей и приготовился принять заказ.

— Вина? — спросила Гретхен у Кайли.

— Было бы здорово. Может быть, нам заказать сразу бутылку?

Гретхен изобразила на лице шок, а затем весело улыбнулась, когда Кайли в смущении заерзала на своем месте. Она заказала бутылку итальянского «Пино Гриджио» и их официант мигом испарился, пообещав вскоре вернуться. Они изучали меню в полной тишине.

— Итак… — Кайли Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. положила локти на стол и взглянула в глаза Гретхен. Она с удивлением осознала внезапное желание дотронуться до этого непослушного темного локона к накрутить его на свой палец, а потому решила сцепить руки прямо перед собой, просто на всякий случай. — Как прошел твой визит к родственникам?

— Он был… познавательным.

— В каком смысле?

Гретхен положила локоть на стол и оперлась подбородком на свою ладонь. Она выглядела так, будто честно раздумывает над ответом. Пока Кайзер думала, принесли вино и хлеб. Официант наполнил оба бокала, и женщинам пришлось отвлечься, чтобы он мог принять у них заказ.

Как только они снова остались одни, Кайли Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. подняла свой бокал, чтобы сказать тост, но Гретхен остановила ее движением руки.

— Подожди. Этот мы выпьем за тебя, — сказала она. — За Кайли О'Брайн. Лучшего ассистента, которого только можно пожелать. Спасибо тебе за все, что ты делаешь. Ты для меня бесценна, — ее угольно-черные глаза просияли, и Кайли, до глубины души тронутая этими словами, прижала руку к груди.

Их бокалы с легким звоном встретились над центром столика. Они сделали по глотку, и каждая кивнула в знак одобрения. Потянувшись к корзинке в центре стола, Кайли отломила себе кусочек хлеба и окунула его в оливковое масло с чесноком, налитое в Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. блюдце рядом с корзинкой.

— Мы остановились на твоей поездке домой, продолжила помощница, отправляя хлеб в рот, — почему она оказалась познавательной?

Глаза Гретхен несколько долгих секунд изучали глаза Кайли, как будто она раздумывала, безопасно ли говорить о таких личных вещах. Она отломила себе кусочек хлеба и повторила жест Кайли.

— Ну, — пережевывая хлеб, сказала Гретхен, — у моего отца на следующей неделе операция по коронарному шунтированию.

— Ничего себе.

— И никто даже не подумал, поставить меня в известность. Все об этом знали больше двух недель.

— Что?

— Да, мой отец и брат об этом знали. И просто упомянули об этом во время субботнего ужина как Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. о чем-то обыденном, — Гретхен отпила немного вина из своего бокала. — Боюсь, я немного сорвалась на братца на автомобильной стоянке ресторана, — увидев как Кайли подняла бровь, она кивнула. — Да, не очень красиво получилось.

— Конечно, ты сорвалась. А почему ты не должна была? Я, например, была бы просто в ярости.

— Именно в ярости я и пребывала.

— Почему они не сказали тебе раньше?

— ДжиДжей накормил меня какими-то сказками о том, что отец беспокоился по поводу моего переезда и новой работы, и не хотел нагружать меня еще больше.

— Хм… — Кайли задумчиво жевала хлеб. — В этом есть некоторая логика, — но, увидев, как глаза Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. Гретхен вспыхнули, она тут же дала задний ход. — Да, но это не значит, что это правильное решение. Я понимаю, он не хотел добавлять тебе проблем, но им все равно стоило тебе все рассказать.

— Знаешь, есть тут одна нестыковка: мой отец не из тех людей, которые беспокоятся о том, чтобы не нагружать проблемами других. Если бы он был таким, то появлялся бы дома значительно чаще, когда мы были детьми. И у нашей матери было бы гораздо меньше поводов для беспокойства. Персона номер один в списке Джона Кайзера — это сам Джон Кайзер. И так было всегда.

Кайли попыталась представить Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час., какой была бы ее жизнь, не будь рядом отца, — и не смогла. Мэт О'Брайн был занятым мужчиной, работавшим много и усердно, но каждое свободное от работы мгновение он старался проводить с семьей.

— Он не любил проводить время с тобой?

Гретхен кивнула.

— Ни со мной, ни с моей матерью. Зато он повсюду с собой таскал моего брата.

— Вы с матерью были очень близки?

— Да, очень. Она умерла десять лет назад.

— О, Гретхен. Мне так жаль.

— Спасибо.

— Так что, не нужно объяснять, — продолжила Гретхен, — что меня обуревали смешанные чувства, когда я узнала об этой операции.

Кайли нахмурилась.

— Что ты имеешь Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. в виду?

Гретхен замялась.

— Какая-то часть меня хочет быть там, а другая думает: «У меня куча работы. Какая польза мне от того, что я проведу несколько часов в больнице? Сомневаюсь, что он вообще узнает об этом. Сомневаюсь, что ему будет не все равно, даже если узнает».

Кайли чуть не подавилась.

— Гретхен, ты должна быть там. Ты просто обязана.

Выражение крайнего удивления пробежало по лицу Гретхен.

— Почему? Он никогда не заботился обо мне.

Кайли перегнулась через стол, и ее глаза оказались очень близко от глаз Гретхен:

— Потому что ты лучше его, — она с удовлетворением наблюдала, как Гретхен обдумывает эту Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. мысль. — И потому что, если тебя там не будет и что-нибудь — Боже упаси — случится, ты никогда себе этого не простишь.

Гретхен плотно сжала губы, тени нескольких совершенно разных эмоций промелькнули на ее лице. Это был первый раз за все время их знакомства, когда Гретхен была так взбудоражена и эмоционально открыта, и Кайли было невыразимо приятно осознавать, что она являлась причиной этого.

Их взгляды встретились.

— Ты должна быть там, — снова повторила Кайли.

Гретхен кивнула.

— Ты права.

Решив, что сейчас удобный момент, чтобы развеять напряжение, Кайли подняла свой бокал.

— За то, что я права.

Веселый смех вырвался из груди Гретхен, и Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. она коснулась своим бокалом бокала Кайли. Тут же рядом с ними возник официант с их заказом. Поставив перед Кайли пасту, а перед Гретхен огромный стейк с зеленым горошком, он обновил вино в бокалах и снова испарился.

Гретхен проткнула вилкой одну горошину и взглянула на женщину, сидящую напротив.

— Не могу поверить, что все тебе рассказала. Это вроде как… непохоже на меня рассказывать подобные вещи. Прошу у тебя прощения.

— За что? Рассказывать кому-то о себе, когда просят рассказать о себе — тут не за что извиняться, Гретхен. Это называется личное общение. Люди занимаются этим постоянно.

— Ха-ха, — Гретхен положила кусок Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. стейка в рот и указала вилкой в сторону Кайли. — Тогда… расскажи мне о себе.

— Что ты хочешь обо мне узнать?

— Расскажи мне про Энджи.

— А, сразу в корзину с нижним бельем, да? Не думала, что вы так предсказуемы, миз Кайзер.

Гретхен рассмеялась в ответ.

— Энджи просто замечательная. Она милая, заботливая добрая. Очень отзывчивая.

Гретхен выгнула бровь.

— Но?

— Но у нас было мало общего, и не было той искры, — Кайли запнулась, — Можно сказать, что нам изначально не стоило быть вместе. Ты же знаешь, как это бывает у лесби. После одного приличного свидания, мы подумали, что это должно быть судьба и Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. что мы созданы друг для друга, а следующие два года мы провели думая о том, что пора расстаться.

Они обе смущенно покачали головами.

— Всего два года? — спросила Гретхен. — Ты легко отделалась.

— Это ты мне говоришь?

— Как давно это было?

Кайли пришлось на мгновение задуматься.

— Больше года? Год с половиной? Ну, где-то так.

— И больше никого особенного с тех пор?

Кайли посмотрела Гретхен прямо в глаза.

— Нет, с тех пор никого, — тихо ответила она.

— А как же Мик?

— Мик? — этот вопрос удивил Кайли. — О, нет. Мик моя лучшая подруга, но мы не… я не… о, нет, — она покачала головой. — Мы Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. просто подруги.

Гретхен подцепила вилкой картофельное пюре и, отправив его в рот, молча изучала Кайли несколько секунд, прежде чем задать следующий вопрос.

— А она об этом знает?

— Что ты имеешь в виду?

Гретхен дернула головой так, будто говорила «ты шутишь, да?»

— Кайли, я серьезно.

— Что?

— Ты разве никогда не замечала, как она на тебя смотрит?

— Мик?

— Она без ума от тебя.

— Нет. Мы подруги. И это все.

Гретхен так долго и внимательно разглядывала Кайли, что та начала ерзать на своем стуле. Наконец, Гретхен пожала плечами, и, сдаваясь, сказала.

— Ну ладно.

Кайли думала о том, что сказала ей Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. Гретхен, и показалось ей совершенно невероятным. Может быть, у нее просто никогда не было такой близкой подруги, какими были они с Мик.

— Ну, а ты?

— Что я?

— Никого особенного?

Гретхен сделала глоток из своего бокала.

— Нет. Уже очень, очень давно.

Что-то в ее голосе подсказало Кайли, что дальше расспрашивать не стоит, и она решила сменить тему разговора.

— Как ты оказалась в «Эмерсоне»?

— Помнишь Джессику Скотт?

— «Охотницу за головами»?

— Именно. Я работала на «Каплан» и не испытывала ничего, кроме отвращения от их профессиональной этики или, точнее сказать, от отсутствия таковой. Я была готова уйти, и Джессика позвонила мне как раз Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. вовремя. Она обычно держит меня в курсе того, что происходит в сфере моих интересов.

Кайли бросила на нее внимательный взгляд.

— А зачем она звонит сейчас?

— Скорее всего, хочет узнать, как у меня дела. Она, возможно, слышала о том, что начальство пребывает в восторге от наших поправок в бюджет. А может, просто хочет сказать «привет», — глаза Гретхен блеснули, и в голове у Кайли вспыхнула воображаемая лампочка.

— Она твоя бывшая!

— Не совсем.

— Но ты с ней спала.

— Раз или два. Мы… держим руку на пульсе.

Кайли ощутила незнакомый ей ранее укол ревности, и это ей не понравилось. Решив, что пришла Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. пора вновь сменить тему разговора, она спросила.

— Если бы ты могла отправиться в любую точку земного шара, куда бы ты поехала?

— В Грецию.

— Ого. Ты так быстро ответила.

Гретхен улыбнулась.

— Просто я всегда хотела там побывать.

— А почему не была?

— Разве у меня есть на это время?

— А, ну конечно. Я забыла, что ты работаешь 24 часа в сутки, — Кайли улыбнулась. — Для этого Бог и создал отпуск, Грет.

— Знаю, знаю. Ты права, — Гретхен коснулась своих губ салфеткой. — Когда-нибудь я там обязательно буду.

— А почему Греция?

— Мне всегда нравились их мифы. Я бы хотела увидеть места, о которых говорится в этих историях Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час., понимаешь? Все такое древнее и загадочное.

— К тому же, у них великолепная кухня.

— Тебе нравится греческая кухня?

— Обожаю ее.

— Недалеко от моей квартиры есть одно новое местечко. Слышала, что пахлава — это то, ради чего можно умереть. Нам обязательно надо заглянуть туда в следующий раз.

Кайли сделала очередной глоток.

— С удовольствием.

Несколько долгих минут они молчали. Кайли размышляла о том, думает ли сейчас Гретхен то же, что и она — что у них только что было самое настоящее свидание? Наконец, Гретхен нарушила молчание и спросила:

— Ну, что ты думаешь об этом ресторане?

— Я думала, что мое мнение для тебя ничего не Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. значит, — криво усмехнулась Кайли.

Щеки Гретхен вспыхнули легким румянцем. Она закусила нижнюю губу, смирившись с судьбой.

— Знаешь что? Это было очень грубо с моей стороны. В том не было никакой необходимости. И я прошу у тебя прощения.

Кайли опешила совершенно искренне. Она поддразнила Гретхен, да, но она не ожидала того, что попросит прощения.

— Эй, ты же просто делала свою работу. Ты почувствовала, что меня надо осадить. Я это поняла.

— Все равно. Я прошу у тебя прощения за то, что обидела тебя.

— Тогда я принимаю твои извинения, — сказала, искренне тронутая Кайли. — Спасибо тебе. — Она промокнула губы салфеткой и откинулась Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. на спинку своего стула. — Да, это чудесное место.

Гретхен сидела, подавшись вперед и облокотившись на стол. Сейчас она выглядела куда более свободной и раскрепощенной, чем за все время знакомства с Кайли.

— Я прекрасно провожу время, — она сказала это очень тихо, словно доверяя Кайли очень важный секрет.

Кайли эти слова доставили невыразимое удовольствие.

— Я тоже.

— Спасибо, что согласилась провести со мной этот вечер.

— Пожалуйста. Спасибо, что пригласила.

Их взгляды не отрывались друг от друга. Не прерывая зрительного контакта, Гретхен помахала рукой официанту и сказала.

— Я собираюсь заказать десерт. Хочешь, разделим его на двоих?

Это предложение почему-то показалось Кайли очень Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. интимным. Она подумала, что это из-за выпитого вина.

— Клубничные пирожные, покрытые шоколадом выглядят просто фантастически.

Пару минут спустя официант поставил между ними элегантную тарелочку с десертом и положил рядом две вилки — точно посередине стола. Налив две чашки ароматного кофе, он тут же испарился.

— О, Боже, — воскликнула Кайли, посмотрев на десерт. Это был большой кусок торта треугольной формы, покрытый темным шоколадом и погруженный в темно-красный малиновый сироп. О'Брайн не могла смотреть на него, не испытывая чувства вины. — Он слишком красивый для того, чтобы его есть.

— Ерунда, — Гретхен взяла вилку, и, отделив кусочек, обмакнула его в малиновый сироп и протянула Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. Кайли. — Ты первая.

Сердце Кайли на секунду перестало биться, но потом она нашла в себе силы наклониться и принять этот лакомый кусочек. Губы Гретхен раскрылись вместе с губами Кайли, она внимательно следила за тем, как чистая вилка вышла обратно. Это выглядело невероятно сексуально, и низ живота Кайли тут же отозвался теплыми искрами.

— О, Боже мой, — пока шоколад таял у нее на языке, она схватила вторую вилку. — Боже мой, как же вкусно. Безумно вкусно, — Кайли жевала медленно, стараясь растянул наслаждение вкусом. Не смея даже думать о том, насколько преступно было их удовольствие, она отломила вилкой кусочек торта и протянула Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. ее Гретхен. — Теперь твоя очередь.

Глаза Гретхен стали темнее ночи, и когда она приняла кусочек десерта, легкие покалывания внизу живота Кайли слились в один продолжительный приступ приятной боли. Закрыв глаза и тихо постанывая, Гретхен держала вилку у себя во рту так, будто была не в силах выпустить ее. Кайли зачарованно смотрела на Кайзер, и, стараясь не захлебнуться собственным волнением, медленно высвободила вилку из губ Гретхен. Ей даже не верилось, насколько возбуждающим оказалось кормить ее.

— Ты права. — Гретхен открыла глаза и сфокусировала взгляд на Кайли. — Безумно вкусно.

— Я же говорила.

— Отличный выбор, — Гретхен отделила себе вилкой еще один кусочек.

Кайли Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. обрадовалась тому, что теперь каждый пользуется своей собственной вилкой, потому что не была уверена, что сможет пережить еще минуту, подобную этой, и не сгореть от возбуждения. Догадавшись, что волнение легко читалось на ее лице, Кайли постаралась отвести взгляд сторону и немного наклонила голову вниз, в тщетной попытке сосредоточиться только на еде. Получилось недостаточно убедительно.

* * *

Ночной воздух оказался на удивление приятным — не слишком теплым и не слишком прохладным. Они сидели в машине Гретхен, стоявшей на дорожке у дома Кайли, и никто не хотел первым говорить «до свидания».

— Я прекрасно провела время, Гретхен, — Кайли тепло улыбнулась, а Гретхен отметила про себя Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. то, как сумеречные тени очертили ее лицо, подчеркнув необыкновенно красивые скулы.

— Я тоже.

— Спасибо.

— Это должна сказать я.

Их взгляды встретились, и сейчас, самым естественным поступком для Гретхен было бы наклониться и нежно поцеловать Кайли в ее полные мягкие губы. Кайзер понадобилась вся сила воли, чтобы сдержаться, и она была почти уверена, что Кайли это заметила и почувствовала. Когда мгновение спустя, стало ясно, что Гретхен не поцелует ее, на милом, открытом лице помощницы появилось выражение разочарования и в то же время облегчения.

Выбравшись из машины. Кайли наклонилась, чтобы еще раз заглянуть в глаза Гретхен.

— Увидимся завтра.

— Спокойной ночи, Кайли.

Гретхен Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час. проследила за ней до тех пор, пока Кайли не скрылась за дверью дома. Добравшись до здания, в котором располагалась ее квартира, Гретхен заехала на стоянку и, выключив двигатель, долго сидела, уставившись в пространство перед собой и прокручивая в голове события прошедшего вечера. Брюнетка гадала, что, черт побери, ей теперь делать.

— Черт! — бормотала она, поднимая и опуская голову на руль снова и снова.

* * *

Вернувшись в свое маленькое жилище. Кайли захлопнула дверь, приложив больше силы, чем обычно, затем прошла в гостиную и навзничь рухнула на диван. Она уже почти привыкла к тому, что Рип больше не запрыгивает к ней Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час., чтобы улечься рядом. Сбросив туфли на пол, она разочарованно выдохнула. Потом схватила одну из диванных подушек, прижала ее к своему лицу, и крикнула так громко, как только могла:

— Мне нельзя в нее влюбляться, — обратилась Кайли к потолочному вентилятору. — Нельзя. Она моя начальница. Черт бы ее побрал.


documentatpbmuj.html
documentatpbuer.html
documentatpcboz.html
documentatpcizh.html
documentatpcqjp.html
Документ Глава десятая. Кайли взглянула на часы и удивилась: шел шестой час.